Жизнь напрокат: новая революция в экономике

К 2035 году объем транcакций по главным направлениям sharing economy — финансовым, жилищным, транспортным — составит 570 млрд евро, прогнозирует PricewaterhouseCoopers. Рождается новая экономика.

Нынешний показатель — 28 млрд евро, а это значит, что перед экономикой совместного пользования открыто много возможностей и много ниш до сих пор не заполнено.

В sharing’у становись!

Когда упоминают шеринговую экономику (от sharing — «совместно использующая»), в первую очередь вспоминают о двух ее главных китах: сервисе краткосрочного съема жилья Airbnb и квазитакси Uber. Истории их взлета действительно поражают, но сегодня шеринг дает куда больше возможностей.

Широкий отклик идея шеринга получила в сегменте лакшери. Существует австралийский проект по обмену яхтами — SmartBoating, или, например, частными самолетами — JetSmarter. Последний организован американцем российского происхождения Сергеем Петроссовым, который обратил внимание на то, что 40% рейсов частные самолеты совершают пустыми.

На противоположной стороне потребления — китайский стартап Sharing E Umbrella, позволяющий взять зонты в поминутную аренду. За рубежом есть сервисы, где можно одолжить соседу дрель, арендовать туристическое снаряжение, сезонные вещи и пр. Тут можно привести в пример площадки Rentoid, SnapGoods.

«Наиболее интересной нишей сейчас является каршеринг, причем в России темпы развития этого рынка более интенсивные, чем в целом в мире, — говорит руководитель отдела маркетинга компании Rightech Александр Коломиец. — Так получается из-за того, что решения для каршеринговых компаний в России создаются сразу с учетом ошибок западных конкурентов». В Москве за последние три года открылось около десяти компаний поминутной аренды автомобиля, общий парк которых в середине 2017 года насчитывал до 15 тыс. машин.

Помимо каршеринга, весьма активно развиваются другие виды транспортного шеринга: велошеринг, самокатошеринг и байкшеринг. Так, этой весной в Москве сразу две компании предложили самокатошеринг. В мире уже есть примеры шеринга коммерческого транспорта — водного, железнодорожных вагонов, строительной техники.

Существует даже фудшеринг — перераспределение продуктовых ресурсов. «Например, вы закупили какого-то ингредиента с избытком. Скорее всего, чуть позже вы бы его выбросили, но представители фудшеринговых организаций могут сами бесплатно вывезти и отвезти эти продукты в какие-нибудь благотворительные организации или скромные точки питания, которые таким образом получат товар по небольшой цене», — рассказывает Александр Коломиец.

Или, например, шеринг офисных площадей: российский предприниматель Игорь Рыбаков вложил 1,2 млрд долларов в проект SOK, который предлагает офисные пространства, коворкинги разной площади — от рабочего места до полноценных офисов, с гибкими условиями, которые могут быть интересны для краткосрочной аренды.

С каждым годом все больше людей по всему миру готовы пользоваться товарами и услугами, не приобретая их навсегда, а отдавая деньги только за возможность использовать их в необходимый момент.

Пользоваться не приобретая

Экономика совместного пользования будет набирать обороты в ближайшем будущем, изменяя наш образ жизни. «С каждым годом все больше людей по всему миру готовы пользоваться товарами и услугами, не приобретая их навсегда, а отдавая деньги только за возможность использовать их в необходимый момент», — говорит операционный директор онлайн-сервиса бытовых и бизнес-услуг YouDo.com Евгения Кузьмина. Постепенно меняется и менталитет: владение машиной или загородным домом больше не является обязательным атрибутом успешности — при необходимости все это можно взять в аренду.

О том, как легко идеи шеринга входят в нашу жизнь, рассказывает президент Mikro Kapital Group, владеющей каршерингом «Делимобиль», Винченцо Трани. «Сегодня мы называем «Делимобиль» федеральным оператором, так как работаем уже в восьми городах России, — говорит Трани. — При этом уже через несколько месяцев после запуска, к примеру в Новосибирске, Уфе и Екатеринбурге, нам пришлось вдвое увеличить автопарк этих городов: пользователям необходимо было больше машин».

Зачастую каршеринг удобнее, чем личный или общественный транспорт. В США, например, каршерингу (и роадшерингу) способствует наличие полос для движения автомобилей с двумя и более людьми внутри, приводит пример директор маркетингового агентства GiPA в России Александр Груздев. Эти полосы обычно менее загружены. «Поэтому в США существуют сайты, радиостанции, мобильные приложения, которые позволяют найти попутчиков для того, чтобы можно было использовать такие полосы», — поясняет Груздев.

Большие перспективы у рынка совместных поездок — роадшеринга. «К примеру, в Берлине 9% водителей уже совершали такие совместные поездки в обычный рабочий день, а еще 10% собираются попробовать в будущем, — приводит пример Груздев. — Для Москвы — такие цифры: 3% пробовали и 14% хотели бы попробовать совместные поездки в будущем. Самыми высокими процентами желающих отличается Рим, где такое желание высказывает каждый четвертый водитель. Основной мотив водителей — разделить стоимость поездки. А для длительных поездок, к примеру чтобы добраться до моря во время каникул, совместные поездки использовали уже 11% водителей Милана, 8% водителей Парижа, а в Риме желающих разделить стоимость длительной автомобильной поездки достигает рекордных 47%. В Москве этот показатель составляет почти 25%».

Рецепт от безработицы

Эта новая экономическая реальность создает и новые возможности для нас как работников. Согласно исследованию McKinsey & Company, благодаря различным платформам, предлагающим товары и услуги по обмену, в будущем 540 млн человек смогут начать зарабатывать удаленно через онлайн-платформы; около 230 млн человек сократят время на поиск нового места работы; еще 200 млн человек смогут использовать интернет-платформы в качестве дополнительного заработка; более 60 млн человек смогут найти работу, максимально соответствующую их квалификации, и около 50 млн человек смогут перейти из неформальной занятости в формальную посредством онлайн-платформ. Неплохой рецепт от безработицы, не правда ли?

Автопром уходит в каршеринг

Новый вид экономики становится вызовом не только для потребителей, но и для производителей. «Еще недавно казавшиеся непривычно новыми on demand-услуги («услуги по требованию». — Прим. Банки.ру) за последние несколько лет внесли серьезные изменения в поведение потребителей, — говорит Винченцо Трани. — Сегодня пользователь не готов ждать, он хочет получить товар или услугу здесь и сейчас, а компании, не отвечающие этим требованиям, лишаются части аудитории или вынуждены переходить на такую модель».

Шеринговая экономика меняет и смежные отрасли. Тот же каршеринг сильно повлиял на сегмент такси. Например, знаменитый Uber нельзя в полной мере назвать каршерингом или райдшерингом, ведь вас никто не подвозит по пути, как это делается, например, у BlaBlaCar. «Говоря совсем по-честному, тема райдшеринга была нужна основателю Uber Трэвису Каланику, чтобы обойти крайне жесткое и косное в большинстве стран законодательство о такси», — отмечает директор по корпоративным отношениям группы «Везёт» Александр Костиков.

Тем не менее даже такой вариант серьезно изменил рынок таксомоторных перевозок. «Идеология sharing economy была поддержана переменами, происходящими в городе, — продолжает Костиков. — С одной стороны — «кнут» в виде выделенных полос, платных парковок и вездесущих камер, с другой — «пряник» в виде улучшающегося городского транспорта и дешевого такси. Сегодня такси вызывается 20-секундным звонком по телефону или через приложение, приезжает за пять минут, стоимость, как правило, известна заранее и фиксирована, а по ценам на такси Россия — одна из наиболее доступных стран в мире».

«Идеология sharing economy была поддержана переменами, происходящими в городе», — говорит Костиков.

Институт транспортных исследований Калифорнийского университета в конце 2017 года опубликовал доклад, согласно которому по мере распространения каршеринга 12% опрошенных американцев уже отказались или готовы в ближайшее время отказаться от собственного автомобиля. В семьях, использующих каршеринг, уже отмечается сокращение числа находящихся в собственности машин — в среднем с 0,55 автомобиля на одно домохозяйство до 0,29 автомобиля.

Но автопроизводители не сдаются. «Например, компания Volvo уже начала выпускать автомобили с предустановленными смарт-системами для шеринга, — говорит Александр Коломиец. — Они могут легко интегрироваться с различным программным обеспечением и connected car-платформами. Daimler выпускает целую линейку авто для шеринга для дочерней компании Car2go — крупнейшего каршеринга в мире. А пилотный проект по каршерингу в Сочи запускается напрямую дилером Audi».

Коливинг. Не путать с коммуналкой

Как будет развиваться шеринговая экономика в будущем? Трендов несколько, некоторые из них могут быть весьма любопытны.

«Сейчас интересно идти на рынок B2B и развиваться там в рамках предоставления бытовых услуг самозанятыми и микрокомпаниями большому бизнесу, — рассказывает Евгения Кузьмина из YouDo. — Это большая и интересная ниша со своими сложностями и потенциалом».

«Наша компания сейчас активно развивает продукт в различных нишах транспортного шеринга, — говорит руководитель отдела маркетинга компании Rightech Александр Коломиец. — Уже сейчас возникают заказы на корпоративный шеринг — то есть доутилизацию корпоративного автопарка, или таксишеринг — форму каршеринга, благодаря которой простаивающие автомобили таксопарков передаются пользователям каршеринга. Весьма интересен шеринг строительной и тяжелой техники, в котором строительные компании используют для выполнения конкретных строительных работ простаивающую технику своих конкурентов — и это оказывается выгодно обеим компаниям. Также изучаются модели шеринга водного транспорта или железнодорожных вагонов».

Интересен германский проект Conjoule — маркетплейс для владельцев солнечных батарей и ветряков, позволяющий продавать излишки электроэнергии.

Компания Rightech уже запустила пилотный проект по корпоративному каршерингу с одной из IT-компаний России. «Допустим, топ-менеджеру компании предоставляется корпоративный автомобиль, — поясняет Коломиец. — Большую часть времени этот менеджер проводит в командировках, и машина простаивает. В то же время для корпоративных нужд компании часто приходится тратиться на такси. Более рациональным в таком случае будет запустить «корпоративный каршеринг». Тогда машина будет работать не один-два, а шесть — восемь часов в день, следовательно, будет меньше сторонних трат».

О шеринге узконаправленного специализированного оборудования для производства как о перспективном направлении говорит и независимый финансовый советник Анастасия Тарасова: «Особенно это подойдет для компаний с небольшими оборотами как альтернатива лизингу». Другое интересное направление, по ее мнению, — это арендный бизнес, но не кворкинги, а именно небольшие офисы для компаний.

Впрочем, недвижимостью можно совместно пользоваться не только для работы, но и для проживания — это называется коливинги. Именно в этом видит тренд основатель «Группы «Мета» Владимир Мартыненков. «На Западе уже начали строить специальные здания, предназначенные именно для формата коливингов, — рассказывает Мартыненков. — Коливинг — это такой дом (а чаще — один этаж), где есть общее пространство (кухня, гостиная, прачечная, коворкинг) и изолированные помещения небольшой площади для проживания. Такое место — не только выгодный и удобный формат, но сегодня это еще и дополнительный способ социализации. Коливинг вызывает ассоциации с моделью коммунальной квартиры, но это качественно другие уровень и качество жизни. В России, я думаю, в течение трех лет рынок придет к наполнению таким форматом».

Налоги не платят, зонтики крадут

Однако у экономики совместного пользования есть несколько слабых мест — как заложенных в ее природе, так и определенных законодательно, — которые являются барьерами для ее бурного роста.

Налоги — большая и серьезная тема для шеринговой экономики. «Для региональных органов власти шеринговая экономика несет ряд ожидаемых сложностей: кто в данном случае будет налогоплательщиком? То, что ранее представлялось сферой бизнеса и несло налоговое бремя, теперь стало сферой совместного потребления, — поясняет исполнительный директор компании «Научные разработки» Татьяна Красникова. — Как регулировать и организовывать налогообложение сообщества соседей, которые приобретают, например, мясо у фермера в складчину? А если они так приобретают все фермерские продукты, от картошки до молока? Местный бюджет в итоге не получает часть налогов, которые заплатила бы торговая точка, если бы данные жители все свои закупки производили в ней».

На уровне региональных органов власти шеринговая экономика несет в себе ряд ожидаемых сложностей: кто в данном случае будет налогоплательщиком?

Опасения вызывает не только риск резкого снижения поступления налогов, но и сложность контроля соблюдения производителями технических регламентов, ГОСТов, требований безопасности и т. п. «Например, если фермер поставляет выращенных им кур напрямую группе потребителей, которые объединились где-то в Сети, то сложнее проконтролировать соблюдение фермером ветеринарных и санитарных норм», — говорит Красникова.

Одновременно шеринговая экономика несет в себе неожиданную «надежду на рывок» для удаленных, труднодоступных территорий. Правда, как уточняет Красникова, риски местные органы власти оценивают как существенные, а удастся ли реализовать возможности — они не уверены.

Регулирующие органы пока вообще не очень понимают, что делать, например, с каршерингом. «Кто является ответственным за различного рода экстремальные ситуации? — задается вопросом Александр Коломиец. — Как наказывать недобросовестных пользователей? Как компаниям шеринга взаимодействовать с силовыми структурами в случае фиксации противоправных действий клиентов? Все эти важные вопросы пока оставлены на откуп самих компаний, хотя очевидно, что необходимо на законодательном уровне закрепить единые стандарты и ответственность».

Есть и проблемы, выходящие за рамки регулирования и налогов. Главная из них — безопасность в самом широком смысле. «Цепочка «автомобиль — компания — клиент — софт — спецоборудование» дает огромный простор для действий хакерам, которые охотятся за персональными данными пользователей, аккаунтами и деньгами клиентов, — говорит Коломиец. — Причем речь идет не только о безопасности денег и данных: подобные атаки могут приводить к отказам в работе оборудования — в случае с каршерингом это опасно для здоровья и даже для жизни клиентов».

Причем уязвима безопасность не только клиента, но и объекта шеринга. «Как говорили в Советском Союзе, все вокруг общее, все вокруг ничье, — напоминает Александр Груздев. — То есть отношение к товару у потребителя совершенно другое. Его не беспокоит техническое состояние автомобиля или какой бензин в него залить, где и как припарковать — под крышей, с которой может сойти снег, или на противоположной стороне улицы. Фраза «не мое — не жалко» в данном случае работает на все 100%». Наглядное тому подтверждение — китайский стартап Sharing E Umbrella, о котором мы упоминали. Спустя несколько недель после запуска стартапа из обращения «исчезло» 300 тыс. зонтов в 11 городах страны.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Похожие записи